Группа «Гран-КуражЪ»: пятнадцать лет на сцене, но всё еще впереди!

Рок-музыка у простого обывателя — это просто: Длинноволосые парни в косухах с электрогитарами поют высоким  вокалом. Мало кто знает, что рок — он очень разный, а эти банальные ассоциации — всего лишь собирательный образ. Но, несомненно, этот образ имеет место быть в жанре «металлических» групп, того самого рока, который все привыкли называть именно роком. Одной из самых ярких представителей такого жанра является группа «Гран-КуражЪ». Ребята решили отметить свое пятнадцатилетие грандиозным концертом в столичном клубе «ТеатрЪ». Мы решили пообщаться с лидером этого творческого коллектива  Михаилом Бугаевым и задать ему вопросы о перспективах металла, сменах вокалистов и творческих экспериментах.

Вы уже пятнадцать лет на сцене. Срок значительный. Можно сказать — старожилы сцены. С вашей точки зрения, какие перспективы развития «металла» в нашей стране и есть ли они вообще?

Если говорить глобально о стиле, то всё это развивается волнообразно. В 80-е был взлет, в 90-е «просадка» (в это время в нашей стране думали не об этом), в начале 2000-х опять начался небольшой взлет. Я не разделяю точку зрения других людей о том, что такая музыка сейчас никому не нужна. Вот взять нас — мы отмечаем юбилей в большом клубе, мне сейчас присылают фотографии очереди, которая уходит почти до метро. Если люди приходят, значит такая музыка кому-то сейчас нужна.

А если говорить о нашем возрасте, то я вспоминаю, как я был на пятнадцатилетии группы «Ария». Они тогда воспринимались как динозавры сцены. А сейчас нам ровно столько, сколько было им тогда. Но ты не ощущаешь себя старожилом, нет ощущения, что у тебя всё в прошлом. Наоборот, ощущение такое, как будто всё только начинается, что все главные достижения ещё только впереди. Есть запал, есть мотор, хочется двигаться только вперёд. Есть много музыкальных идей, и мы постараемся в этом году порадовать своих слушателей новыми песнями. Когда есть энергия, хочется двигаться, ты даришь эту энергию слушателям, а они дарят тебе твою. Вот сейчас пятнадцать лет, но все еще впереди.

Многие рок-музыканты согласны с точкой зрения, что их жанр переживает не лучшие времена. Сейчас на музыкальной сцене доминирует рэп. Вы наблюдаете за своей аудиторией? Вас слушают школьники или студенты?

Хотелось бы для начала отметить, что среди наших поклонников есть девчонки, которые приходят на концерты на протяжении десяти лет. Они начали слушать нашу музыку буквально в детском возрасте, им было лет по семь, по десять. Они приходили с мамами, теперь приходят самостоятельно, они взяли в свои руки фан-клуб. Они взрослеют вместе с нами, мы меняемся в лучшую сторону, они меняются так же. Я понимаю, что если спросить у семиклассника, знаешь ли ты Guf-а или группу «Гран-КуражЪ», то первого, несомненно, будут знать больше ребят. Но все равно публика обновляется. Тут многое зависит от обстоятельств. У молодежи есть период в жизни, когда они в поиске той субкультуры, к которой хочется примкнуть. Какую музыку ты находишь в этот момент, той и начинаешь интересоваться. Если все твое окружение слушает рэп, ты слушаешь его также, так как тебе не хочется отбиваться от компании. А если человек попадает в компанию, где слушают металл и его эта музыка затягивает, то для него это даже спустя многие годы все равно первая и самая любимая музыка или определенная группа. Мне пишет много людей абсолютно разного возраста и в том числе школьники, все они интересуются нашей группой. Но, если подойти к вопросу более прагматично, например проанализировать статистику просмотров в социальных сетях, то, конечно, большинство нашей аудитории представляют из себя студентов выпускных курсов и людей ближе к тридцати годам. То есть наши ровесники или ребята чуть младше.

У вас были акустические версии концертов. К акустике у рок-музыкантов двоякое отношение. Кто-то считает, что это халтура, а кто-то убежден, что это новое звучание всем известных песен. В вашем стиле все еще более сложнее, так как он подразумевает доминирование тяжелых гитар, и звучание в акустике металла может вызвать недоумение. Что вы скажите по этому поводу?

Когда мы задумывали такие версии концертов, то было очень много сомнений. Как это пойдет? Как это будет выглядеть со стороны? Насколько это будет интересно? Но все сомнения развеялись после первого концерта. Это была настолько теплая атмосфера, это был настоящий праздник. Мы нашли доверительный контакт с аудиторией. Для нас акустика — это не просто концерт, для нас это творческий вечер. Мы общаемся, отвечаем на вопросы, рассказываем истории о возникновении песен. У нас даже в один момент не было трек-листа, а был просто некий багаж песен, которые мы можем сыграть в акустике. Например, задали вопрос о песне «Сердца в Атлантиде», мы ответили, а потом, раз уж заговорили о песне, то почему бы ее не сыграть? Несомненно, все это облегченные аранжировки, многие песни звучали по-другому. Например, у нас есть боевик «У ветра спроси», очень быстрая песня, а в акустике она звучит некой балладой, мы играли ее перебором, в другом темпе, с другой гармонией, и звучала она по-своему интересно. Я сторонник той точки зрения, что в акустике песни приобретают новое звучание. Многое же зависит от аранжировок, если, например, ты взял и сыграл все дворовыми аккордами, то это один вариант, а если ты сделал красивую аранжировку, то это уже воспринимается совсем по-другому. В свое время мы делали акустику максимально интересной и я думаю, что рано или поздно, мы возродим эту программу с Петром. Ему это не чуждо, он уже участвовал в концертах подобного формата, поэтому объединим усилия и постараемся сделать достойное исполнение.

На протяжении вашего творческого пути у вас три раза поменялся вокалист. Вопрос этот интересен больше той аудитории, которая с вами с самого вашего начала. Ты слушаешь группу и привыкаешь к манере и нюансам исполнения вокалиста. Новый вокалист исполняет старые композиции уже в рамках своих особенностей. Многим новое исполнение может не понравиться. Что вы скажите по этому поводу?

Я отношусь к этому, как к жизни. Всем всегда мил не будешь. Насчет Петра хотелось бы отметить, что мы заранее догадывались, что его примут хорошо, но чтобы настолько тепло… Это был сюрприз для всех нас. Мы выложили фотографию в интернете, где было непонятно, кто новый вокалист, но кто-то по штанам предположил, что это Елфимов. Многие очень хотели, чтобы это был Елфимов. После первого концерта в декабре, мы читали отзывы и видели, что в большинстве своем они положительные. Конечно, были и такие, что кому-то  что-то не понравилось, кто-то критиковал, но большинство слушателей восприняли новое исполнение положительно. Несомненно, когда меняется вокалист, особенно, когда он меняется не на вокального двойника, то есть человека, который поет абсолютно так же, в той же тессетуре, а на исполнителя, со своими красками в голосе, то меняется и звучание песен. Например, у Миши классно звучали одни песни, с Женей репертуар изменился, мы делали песни под его голос, под его звучание, чтобы максимально раскрыть его вокальные данные. Мне, как автору песен, это даже интересно с творческой стороны. Когда приходит другой человек, можно сделать шаг в сторону, сделать что-то по-другому. Конечно, старые песни могут кому-то в новом звучании нравиться, а могут нет, но, в конце концов, каждый вокалист имеет право на свое прочтение. Понятно, что если есть нота, то ее надо взять, потому что такая мелодия, а вот другое интонирование или вокализы — это авторское право исполнителя. В данный момент он так чувствует мелодию, так ее переживает. Кроме того, старые записи никто у людей не отбирает, они как есть, так и будут. Вот сегодня у нас юбилей, все три вокалиста присутствуют, каждый споет частичку своей истории в нашей группе. Многие поклонники услышат свои любимые песни в «классическом» исполнении.

Многие современные исполнители пытаются разнообразить свое творчество и записывают треки с участием других исполнителей даже не своего жанра. Это называется модным словом «Feat». Вы не пытались записать композиции с кем-то из панк-рокеров или рэп-исполнителей?

С моей точки зрения, такой подход должен быть обоснованным. Мы не можем взять просто песню из репертуара группы «Гран-КуражЪ» и вставить в нее рэп-исполнителя. Для такого подхода нужно сочинять подходящую песню. Я могу сказать за себя, что единственный музыкальный жанр, который я на дух не переношу — это русский шансон. А если будет какая-то интересная идея, например рэп-куплет, а потом мелодичный припев, то качестве какого-то feet это интересная идея и можно попробовать. При этом необязательно приглашать кого-то, я мог бы и сам попробовать принять участие в такой творческой зарисовке. У меня нет такого отношения, что рэп — это что-то не true. В музыке любого жанра есть классные исполнители, а есть отстойные. В роке есть плохие исполнители, а в рэпе есть композиции, которые слушаешь и удивляешься тому, как все классно продумано. Кажется, что из колонок валятся деньги, насколько все сделано дорого и качественно. Может быть тебе не близок стиль, но как музыкант ты понимаешь, насколько все сделано круто.

Многие ваши песни написаны под впечатлением каких-то кинофильмов, об этом знают все поклонники вашей группы. А откуда вы еще черпаете идеи для ваших песен?

Сама жизнь вдохновляет. Это могут быть отношения с человеком, а может просто жизненная ситуация. Когда ты берешь что-то из жизни, то получается более искренне. Ты вкладываешь в песню часть своей души и своих переживаний. У нас есть очень много полуфилософских песен, например, песня «У ветра спроси» — это музыкальная композиция о друзьях, которые идут вместе в жизни, а потом один уходит куда-то вверх, за какой-то призрачной мечтой.

В одной из старых рецензий на ваш альбом вас назвали «голосом молодой России», насколько мы понимаем, под этим имелся ввиду некий противовес динозаврам рок-сцены вашего стиля. Что вы об этом думаете?

С моей точки зрения — это не противовес, а скорее последователи или преемники. Любой жанр, появившись однажды, не исчезает совсем, все равно будут исполнители и слушатели. Скорее всего, о нас говорили, как о продолжателях традиций металла. Хотя мы тоже меняемся, например на наших первых альбомах было больше элементов «heavy power metal». Далее, например с альбома «Сердца в Атлантиде», у нас появляются полубаллады, полностью клавишные композиции. В период Евгения Колчина появились нотки современного хард-рока, альтернативы, может быть, даже глэм-рока. Сейчас мы пробуем записывать немного другие песни, они будут более тяжелее и более драйвовее, с чуть более низким и тяжелым строем. Но, в любом случае, мы стараемся делать все так, чтобы ощущался дух группы. Мы стремимся к тому, чтобы даже после смены звучания, слушатель все равно узнавал нас. У каждого автора есть что-то свое в мелодике его песен, а так как, в основном, я автор наших песен, то присутствует моя индивидуальная мелодика в песнях.

Вы уже однажды принимали участие в фестивале «НАШЕствие», в этом году вас также пригласили? Почему до этого не приезжали? Отрицательно относитесь к военной технике на фестивале?

Нет, нам нравится этот фестиваль. Большой, на открытом воздухе, с хорошим звуком и благодарной публикой. Нас пригласили в этом году, мы поедем выступать. В том году не приглашали. Я надеюсь, что в этом году мы так зажжем, что приглашать нас станет доброй традицией каждый год.

Когда вас обсуждают, то сравнивают с группой «Ария». Вы уже пятнадцать лет на сцене и заслужили отношения к вам, как явлению самостоятельному, а не похожему на кого-либо. Как вы относитесь к такому сравнению?

Надо начать с того, что у нас есть историческая «привязка» к группе «Ария». Наш бывший вокалист Михаил Житняков стал вокалистом «Арии», У Миши всегда и вокальная подача была близка к арийской. А для многих, особенно, если музыкальный кругозор не слишком большой, любая группа, которая играет с тяжелыми гитарами, будет похожа на группу «Ария», особенно если из металла ты только и слушал одну эту группу. Я отношусь к этому философски, да я и сам успел поиграть в «Арии», в 2014 году в туре я заменял Владимира Холстинина, поэтому и лично у меня к этому привязка есть. В чем отличительная особенность группы «Ария» в отличии от других групп, играющих в том же жанре? Они очень мелодичные! Особенно если взять песни 90-х годов, то очень яркая мелодика, может быть какие-то аранжировки похожи на «Iron Maiden», но сама мелодика очень яркая и запоминающаяся. И наши песни также очень мелодичные, где-то по-своему, но все равно мелодичные. Поэтому для кого-то схожесть именно в этом: тяжелая музыка, высокий вокал и мелодичные песни. Для кого-то, кто хорошо разбирается в музыке, не будет сомнений — у «Арии» своя фишка, у «Гран-Куража» — своя. Это если вникнуть более глубоко. Так что я к таким сравнениям отношусь по-доброму, мы. конечно, не Ария-фэмели, но все же какая-то Арийская семейка.

У нашего портала есть традиция задавать необычные вопросы, которые могут быть не связаны с тематикой интервью. Вы лидер известной группы, гитарист, автор песен. Если выделить три составляющие песни: текст, музыка, вокал и предложить вам расположить их в порядке приоритета от большего к меньшему, то как бы вы выстроили эту последовательность, чтобы обеспечить популярность песни?

Несмотря на то, что в России все ориентировано на вокал, например, все знают Валерия Кипелова, а кто рядом с ним —  вспомнят только поклонники. Но того же самого Кипелова мы любим не только за голос, но и за песни, какие пел этот голос. Если бы он пел откровенную ерунду, то никто бы не оценил Кипелова. Он пел классные песни, поэтому его все знают как классного вокалиста. Поэтому я считаю, что на первом месте идет сама песня, потом вокал, а уже потом все остальное.

Спасибо, Михаил, удачного выступления!

Думал о вокале, нюансах исполнения песен и перспективах металла в нашей стране корреспондент портала Koi

Фото: Анна Чекулаева

Вам понравиться

Добавить комментарий