Группа «Освобождение»: «Все, что становится модным — теряет свой смысл»

В нашей стране рок-песням всегда предъявляются особые требования, такой уж у нас менталитет, что мы всегда ищем глубокий смысл в каждой фразе или каждом слове популярного рок-исполнителя. Мы можем слушать и восхищаться глубокими текстами, даже если они исполняются на трёх аккордах. Это неотъемлемая черта любого русского человека. Мы хотим ту песню, которая перевернёт наше мировоззрение, заставит крутиться самую проржавевшую шестерёнку в нашей черепной коробке, подтолкнёт к великим делам и самым смелым свершениям. На фоне всего этого очень отрадно смотреть, как появляются новые рок-команды, для которых «сложные» тексты песен — это неотъемлемый атрибут их творчества. К такой команде, по единогласному журналистскому мнению, относится группа «Освобождение». Ребята готовились к концерту 31 марта в московском клубе «Китайский лётчик Джао Да», а мы вытащили их из организационных забот и попросили ответить на вопросы, которые им подготовили.

Знакомьтесь:

Саша Владыка — бессменный вокалист и лидер группы

Кирилл Грачёв — гитара

Антон Марохин — бас-гитара

Дмитрий Орлов — барабаны

Ребята, привет! Спасибо за выделенное время. Сразу возьмём быка за рога и приступим к вопросам.

К вашему творчеству применяют термин «русский рок», и вы сами придерживаетесь такой характеристики. Но на текущий момент рок-исполнителям не нравится этот термин, он не то, чтобы оскорбительный, но подразумевающий некое клише. Что вы скажете по этому поводу?

Антон Марохин: Несомненно, это клише, но мы не видим в этом ничего такого страшного.

Кирилл Грачев: Этот термин закономерный, так как,  с нашей точки зрения, западный рок от нашего отличается кардинально. В какой-то момент запад пошел в одну сторону, а мы в другую.

Саша Владыка: Оскорбляться на термины и концепции – большого ума не надо. Русский рок? Ок, таков наш исторический контекст. Давайте договоримся соотносить с ним мэтров советского периода: Майка Науменко, Бориса Борисовича, Виктора Цоя, СашБаша, Юрия Юлианович и постсоветские группы, продолжавшие традицию. Они прекрасны в том, что они сделали и продолжают делать. Кто бы как к этому не относился, они здесь начинали, когда ничего этого не было. Благодаря их стараниям мы не отодвигаем родной язык на десятый план, а исследуем вдоль и поперек. Он ведь куда сложнее английского, на котором сегодня поют даже кей-поп артисты. Обилием шипящих и свистящих он больше подходит для распевного исполнения романсов и колыбельных, чем для рваных ритмов рок-н-ролла. Рок рожали поколения другой культуры и других наречий. Мы пишем и исполняем песни на русском языке. Только ленивый не отнесёт группу «Освобождение» к русскому року. Остальные могут сами для себя решить, кто мы такие.

Рассматривали ли вы написание песен и их исполнение на других языках?

Саша Владыка: Я на других языках не любил, не горевал, не смотрел на свою жизнь. В школе я, как все, подучивал английский, кино смотрел без перевода. Но ведь это всё на слух, подражательство,  не сердцем. Русский, хоть и на троечку, зато родной. Мы на нём даже молчать умеем, понимаете?

Мы знаем, что ваш барабанщик живет в Санкт-Петербурге, а вы из Москвы. Как так получилось?

Саша Владыка:  Мы выступаем с московским ударником Дмитрием Орловым. Барабанщика, о котором вы говорите — Дмитрий Горелов из Северной Пальмиры – вы можете слышать на наших EP: «Голограммы», вышедшие в августе 2018 на популярных цифровых площадках, и «Синглы», готовящиеся к релизу этим летом.

А с чем связана такая ситуация, что альбомы вы записываете с одним барабанщиком, а выступаете с другим?

 Саша Владыка: Мы расстались с первым барабанщикам как раз незадолго до записи «Голограмм». Вышли с запросом в Сеть, на второй день списались с Димой Гореловым. Оказалось, что он в Питере, а мы в Москве. Тогда же осмелились предположить, что запишемся на легендарной студии «Добролёт». Вселенная завибрировала в унисон, пазл сложился. Мы сдюжили «Голограммы» с замечательным звукорежиссером Сашей Докшиным за вторые майские праздники. Погода благоволила. Уехать с нами в столицу и начать концертную деятельность Дима, ясное дело, был не готов. Поэтому мы продолжали поиски. Так и появился в нашей команде Дмитрий Орлов. Сегодня у него дебют.

Вы позиционируете свое творчество как интеллектуальный рок. Раз рок интеллектуальный, значит интеллектуальные тексты. Откуда приходят идеи для интеллектуальных песен?

Саша Владыка:  На самом деле, так позиционируем не мы, а журналистские критики. Не вижу какой-то особенной интеллектуальности в том, что я наблюдаю жизнь, много читаю, рассуждаю, соотношу. Миллионы людей живут так уже несколько тысяч лет.

Антон Марохин: Сложно что-то добавить, но несомненно, все это именно так — наблюдения, анализ, обобщение.

В одном из ваших интервью вы сказали, что ваша аудитория наполняется людьми, у которых «отозвалось и резонировало» ваше творчество. В современном мире много людей увлекается не тем, что нравится, а тем, что популярно, модно, раскручено через Интернет. С вашей точки зрения, насколько важно, чтобы музыка вызывала эмоции, а не просто была модной?

Саша Владыка:  Всё, что становится модным — теряет свой смысл, приобретая другой, возможно, имеющий совсем другую форму Внимание публики делает простые вещи культовыми. Бывает и так, что художник оказывается ни при чем. Джоконда висела себе среди прочих картин, пока её не похитили. Пресса, полиция, аферисты и художники, использовавшие в качестве прототипа портрет Моны Лизы в своих карикатурах, оказали ей честь. Когда, спустя годы, картину вернули, она уже стала  реликвией, благодаря чему о ней знают даже мои двенадцатилетние  брат и сестра. Похожая история у самого продаваемого в истории музыки сингла Rock around the Clock, популяризовавшего рок-н-ролл в штатах, а затем по всему миру. Смыслы трансформируются под давлением моды.

Антон Марохин: Особенно, когда творчество становится слишком коммерческим.

Саша Владыка:  Хорошо зарабатывать своим делом – это же кайф чистой воды. В жизни стоит уделять максимум внимания как раз тому, что нравится. Плевать — считает это кто-то модным или немодным. Единственный достойный критерий: мне интересно, мне любопытно, мне нравится. От такой непопулярной позиции нас отвлекают страхи, корнями уходящие в социальные стереотипы. Это не наши страхи, а коллективные. Личности не стоит все свои ценности без разбора разменивать на социальные. Я хочу лучше узнать и понять себя, поэтому отталкиваюсь от своих интересов, сфера которых сродни Вселенной. Вкладываясь в это вниманием и другими ресурсами, мы станем мастерами своего дела. Это игра вдолгую. Кто хочет быстрой наживы, проиграет куда больше, и тревога его станет бесконечной.

Во многих рецензиях на ваш альбом присутствует мысль, что ваши интеллектуальные песни — это то, чего не хватает современной рок сцене. Согласны ли вы с ней?

Кирил Грачев: Лично мне не хватает. «Любовь-морковь» уже несколько поднадоела. Слушая некоторые композиции, думаешь, зачем вообще создавались эти рифмы?

Антон Марохин: Я ничего не могу сказать по этому поводу, так как много не знаю. Возможно, интеллектуальных композиций предостаточно, просто это творчество где-то скрыто, и его надо найти.

Саша Владыка: Мне кажется, таких команд много, например, «SHORTPARIS». Они производят впечатление мыслящих творцов. Конечно, 99% в глазах смотрящего. Приятно, что мы работаем в одном поле.

Дмитрий Орлов: Лично мне кажется, что творчество должно быть выше потребителя, чтобы подтягивать его уровень. Искусство должно нести образовательную составляющую.

На западе есть такая профессия songwriter. Вопрос к вам как авторам интеллектуальных текстов. Будет ли широко востребована эта деятельность в нашей стране?

Саша Владыка: Дайте покажу вам своего зануду: songwriter – дословно «песнописец», короче поэт-песенник. Дельцы в США перекупили немало шведских продюсеров, чтобы запустить гигантскую машину песен. Это индустрия сумасшедших оборотов финансов и капиталов, технологий и инструментов, профессионалов и любителей всех мастей: от инженеров до менеджеров и артистов и тех, кто для них пишет. В Беркли, например, люди учатся писать содержательные тексты в сложные ритмические паттерны. В Москве недавно начала работать Moscow Music School, куда я поступил как раз на курс по сонграйтингу. Спойлерить не стану, идите на сайт школы, приходите на Дни открытых дверей или экскурсии. Добавлю, что из российских исполнителей мне очень понравился флоу у Oxxxymiron в «Горгороде». Однако я держу в уме, где и какое образование получил Мирон.

Когда обсуждают вашу группу, то можно услышать, что всё нравится, но не хватает индивидуальности, слишком уж похожи на группу «Кино» или «Сплин». Что вы на это скажете?

Антон Марохин: Да, мы похожи на тех, кого любим и у кого учились.

Саша Владыка: Индивидуальность – это что? Набор привычек и особенностей, присущих конкретно вам. А у вас они откуда? Вот эти жесты, манера говорить, сидеть, особенные словечки или интонации сами собой появились, или вы их – как и всякий художник – украли у тех, с кем росли, общались, взаимодействовали? Мы от рождения копируем окружающий мир, подворовываем  у него и на этом учимся, на этом строим свою индивидуальность. Так что похожесть на те или иные группы естественна, особенно в начале пути, пока ты подмастерье, копирующий учителя. Набравшись опыта, ученик  создаёт шедевр и сам становится мастером. Уже летом мы представим вам новые песни с EP «Синглы». Добавьте их в свои плей-листы и сравните с тем, что было.

Саша, на своей странице в VK вы написали, что в своей юности слушали группу «The Prodigy». Это повлияло на ваше текущее творчество?

Саша Владыка:  Спасибо «The Prodigy», что они есть. Их музыка подготовила меня к пубертатному бунту со взрослым миром.

Дмитрий Орлов: Первая книга, которую я купил на свои собственные деньги, была про «The Prodigy».

Саша Владыка: Я годами носил на джинсовке желтый значок с чёрным муравьем. Муравей – как символ индивидуальной мощи. И всё же без муравейника ему со многими жизненными трудносятми не справиться.

Дмитрий Орлов:  Мы слушали абсолютно разную музыку, чем больше, тем лучше. Не обязательно быть похожим на «электронщину», это может быть какой-то прием, который ты используешь в своем творчестве.

Саша, насколько мы знаем, вы увлекались театральным искусством, теперь вы вокалист группы. Что для вас более интересно, вокал  или актерская игра?

Саша Владыка: «И чтец, и жнец и на дуде игрец» – так охарактеризовала мои пристрастия бабушка. У меня ушло 26 лет на осознание, кто я: поэт, сценарист, актёр, режиссёр, музыкант, вокалист? В сферу моих интересов входит разное. Роль фронтмэна рок-группы объединяет большую их часть: сочиняй и пиши, выступай, играй, снимайся, организуй концерты и вечеринки, веди переговоры, давай интервью. Я по-настоящему кайфую, потому что эта роль даёт то, что я искал. В то же время я помню, что фронтмен – одна из любимых ролей, но не я сам.

У нашего портала есть традиция задавать вопросы, не связанные с тематикой интервью. Мы называем такие вопросы «философскими». Ваша песня «Голограммы», по крайней мере для нас — прямой отсыл в 90-е годы, которые были, как мы знаем, для всех далеко непростым временем.  Если бы у вас была возможность вернуться в те годы и изменить то, о чем вы сожалеете, что бы вы сделали?

Кирилл Грачев: О чем можно жалеть в то время, когда ты был ребенком?

Саша Владыка: Если бы мы чего-то не сделали в своей жизни, то нас бы сейчас не было бы здесь.

Антон Марохин: Что касается личной жизни, то я бы ничего не менял. Веселое детство и хорошие друзья. А глобально по стране я не могу сказать, так как в то время я и знать не знал об этих проблемах. Был мой двор, мои друзья, мой мячик.

Дмитрий Орлов: Детство — для меня это было самое лучшее время.

Кирилл Грачев: Лично я не жалею ни о чем, я был добрым мальчиком и никого не обижал.

Дмитрий Орлов: В то время меня на лето оправили к бабушке, а это был военный городок. Там остались советские игровые автоматы, и они все еще работали на 25-копеечных монетках, которые на тот момент уже ничего не стоили. Там была целая гора этих монет, я пробыл целых два дня там, играя.

Спасибо, ребята, большое за ответы, удачного вам выступления!

Анализировал тексты, вникал в интеллектуальные песни, и, как обычно, прыгал перед сценой, ваш Koi

cranberry

Главный редактор портала

Добавить комментарий